ДиксониЯ:

О Карском Граде и Его Горожанах

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


библиотека:тайна_земли_дьявола
Untitled

«Тайна земли Дьявола»

Галина ЗАБЕЛКИНА

19 февраля 2009 года Никифору Алексеевичу Бегичеву, исследователю Севера, исполняется 135 лет со дня рождения. 28 июня 1964 года на Диксоне ему установлен памятник. Этот монумент стал символом арктического поселка.

В прошлую зиму старик Степан отметил свое столетие. Он сидел в чуме у очага и потягивал чай из видавшей виды кружки, которую берег как подарок Никифора Бегичева и с которой не расставался никогда в своих странствиях по бескрайним просторам тундры. За пологом чума стояла золотая осень. Согревая руки о чашку, старик думал о брате Михаиле, которому этой осенью исполнилось семьдесят лет, но он был еще крепок телом и быстр на ноги. Вот и сейчас пропадал в тундре на охоте. Вернулся он на третьи сутки. Охота была удачной: добыл жирного «дикаря».

- Тымны, однако, сегодня. Далеко ходил, - сказал, глянув на брата. – Пришлось две ночи в тундре ночевать.

Вскоре в котелке, подвешенном над очагом, булькал наваристый бульон из оленьего мяса. Михаил закурил и сел возле брата.

- Однако, есть пора.

- Пора, однако, - отозвался Степан.

- Сначала собак надо накормить, устали они.

Набрав в таз куски вареного мяса, Михаил вышел из чума. Он делил мясо поровну: собаки следили за ним, убедившись в справедливой дележке, стали есть.

Степан разомлел за кружкой бульона. Мясо ели большими кусками, ловко отрезая ножом кусочки. Насытившись, Михаил глянул на брата, обдумывая: сказать ли ему, где он охотился? Но Степан опередил его вопросом:

- Однако, хорошего оленя добыл. Видать, далеко ходил за ним?

- На Юрунг Тумусу ходил, к сопке Тус-Тах.

- Эбый! Нарушил талнах. Забыл, однако, что Тус-Тах стережет землю Дьявола? Смертным туда путь заказан. Однако, быть беде.

- Я близко не ходил, издалека смотрел. Много оленей видел. И дань за убитого оленя оставил – его голову, чтобы дух Дьявола не преследовал нас.

- Ну, ладно. Давай спать.

Спали братья крепко, но коротко. Проснулись и удивились: тундра покрылась снегом.

- Зима рано, однако, пришла. За мной, видать, пришла. Звать к верхним людям, - вздохнул Степан.

- Зачем такое говоришь, брат?

- Сегодня ночью дух Нумбу посетил меня и сказал: «Ты прожил сто лет. Когда взойдет сто первая луна, приходи к верхним людям».

- Не оставляй меня, брат, как жить стану? Скажи, ты мудрее меня.

- Мой совет: возвращайся к людям. Иди в Хатангу к улахан Никифору, он поможет. Я все сказал.

Когда пришла черная полярная ночь, старик Степан ушел к верхним людям, и Михаил откочевал в район Хатанги. Он поставил свой чум на берегу безымянного озера, где стояли чумы охотников. Там и повстречал Бегичева, которого аборигены любили за доброту и смелость. Михаил рассказал Бегичеву о брате, который не раз сопровождал Никифора в его скитаниях по тундре. Разговор зашел о земле Дьявола, откуда ни один смельчак не возвращался.

- Давно слышал эту легенду, но охотников не находил сопровождать меня к тем местам. Ты пойдешь? – спросил Бегичев.

- Однако, страшно. Я расскажу тебе, как туда дойти.

Никифор Алексеевич загорелся идеей добраться до загадочной земли Дьявола и узнать ее тайну.

- Может, и нет такой земли, как и земли Санникова. Ведь в этом районе были суда Великой Северной экспедиции, и Норденшельд был, и экспедиция Толмачева, - говорил он своему другу Кузнецову. - Пойду туда, ей богу, надо приоткрыть тайну завесы, выяснить, есть ли эта земля или это только легенда.

Решение принято. В 1907 году Бегичев вернулся в Дудинку и пароходом выехал в Красноярск, чтобы приобрести все необходимое для предстоящей экспедиции, найти напарников. И вот, наконец, команда экспедиции собрана. В нее вошли Николай Семенов, туринский мещанин (Тобольской губернии), и долганин из Хатанги Диомид Уксусников. Со слов Михаила Анциферова была составлена маршрутная карта, купили оленей и провизию. В последних числах февраля 1908 года экспедиция выехала на Анабар и прибыла туда 28 марта.

День был солнечным, безветренным. Олени бежали ходко. Вот и чум. Здесь их встретил Диомид Поротов.

- Входите, чай пить будем, мясо вареное кушать, - пригласил он приезжих.

После сытной еды всех сморил сон. Спали до утра.

- Однако, тепла надо ждать маленько. Седни пурга будет, завтра тоже, долго будет, - сказал Поротов.

Так оно и вышло. За пологом чума бесновался ветер, выла метель. В чуме было тепло. Каждое утро, несмотря на погоду, Бегичев выбегал из чума обнаженным до пояса, растирался снегом и бегал вокруг жилища. Красный, облепленный снегом, вваливался в чум, громко фыркая, стряхивая бисерные капли с богатырского торса, и на удивление всем делал стойку на руках.

- Чтобы кровь хорошо бегала по телу, - смеялся он.

- Зачем идешь к земле Дьявола, зачем хочешь нарушить закон предков, наложенный шаманами на эту землю? Или хочешь прогневать духов, а? – вопрошал хозяин чума.

- А у меня свой дух есть, он охраняет меня. Земля та, говорят, богата зверем, птицей. Хочу подарить ее России, чтобы служила людям, - отбивался Бегичев.

Пурга не унималась. Коротая время, Бегичев рассказывал спутникам о своих странствиях по Таймыру, поисках загадочной земли Санникова.

- Нашли эту землю? – интересовался Поротов.

- Не нашли, к сожалению. Было это, дай бог памяти, в 1900 году, 21 июня, когда шхуна «Заря» Русской полярной экспедиции Академии наук отправилась на север, на поиски легендарной земли Санникова. Во главе экспедиции был ученый Эдуард Толль, а я исполнял обязанности боцмана. Уже в середине августа шхуна оставила позади себя остров Диксон и шла вдоль Каменных островов. В сентябре стали попадаться торосистые льды, наступила полярная зима. Наконец путь шхуне преградил сплошной лед. Мы повернули на юг и в Таймырском проливе встали на одиннадцатимесячную зимовку. Только в конце 1901 года «Заря» вырвалась из ледяного плена. Мы обогнули Таймыр, прошли мыс Челюскин и вышли в море Лаптевых, взяв курс на Новосибирские острова, где, как полагал Толль, находилась земля Санникова.

- А откуда появился миф о существовании этой земли? – спросил Поротов.

- В 1811 году промышленник якут Яков Санников увидел возле острова Котельный очертания какой-то земли. Пройти по льду к ней не смог. Так родился миф.

Наступил 1902 год. Землю мы не нашли. Толль не хотел отступать. В начале июня вместе с Забергом и каюрами он отправился по льду на остров Беннета. Шли на собачьих упряжках, везли провиант, байдарку, ружья. Экспедиция исчезла во льдах.

- Ай-ай, беда какая. И не искали?

- Искали, конечно. Но, увы! Прошло еще много времени, когда на остров Беннета вновь были снаряжены экспедиции: морская и сухопутная. Морскую возглавил лейтенант Колчак, будущий адмирал, а сухопутную экспедицию поручили мне.

- Однако, распогодилось, пора в путь, - выглядывая из чума, заметил Диомид.

9 апреля экспедиция продолжила путь. По дороге занимались охотой. 30 апреля вдали показалось очертание сопки безымянного острова. Над горой играла радуга сияния. На фоне этой сказочной пляски мрачный силуэт Тус-Таха казался зловещим.

- Эбый, духи злятся. Дальше идти нельзя! – Диомид Уксусников закрыл лицо ладонями.

- Так вот ты какая, таинственная земля Дьявола. Ну, здравствуй, я пришел!

Вскочив на санки, Бегичев погнал оленей к острову, крикнув на ходу: «Ждите меня здесь!». Он вернулся часа через два.

- Корм для оленей есть, дьявола нет. Вперед!

Они прожили на острове три месяца. Правда, в первую ночь волки одолевали, пытаясь отбить оленей, но все обошлось. Напуганные выстрелами, серые хищники ушли и больше не показывались.

Обследовав остров, собрав бесценную коллекцию камней, экспедиция Бегичева вернулась в Хатангу. Впоследствии этот остров и другой, поменьше, были названы именем Никифора Бегичева.

Никифор Алексеевич выехал в Петербург, в Академию наук, где доложил об открытом острове. В Петроградском управлении Бегичеву выдали новое ружье и винтовку-берданку. В 1910 году Бегичев собрал новую экспедицию на открытый остров. В неё вошли Николай Семенов, Диомид Уксусников, Егор Кузнецов. Без особых происшествий экспедиция добралась до Анабара, а оттуда - до залива Нордвик, затем к полуострову Юрунг Тумус и сопке Тус-Тах.

- Наверное, не зря эта сопка называется Соленой. А ну, давайте-ка проверим, есть ли тут соль, - предложил Бегичев.

В большой котел бросили большой кусок белой породы, залили водой, выварили… О, чудо! На дне лежала чистая поваренная соль. Экспедиция обосновалась на острове Дьявола и приступила к охотпромыслу. Но вскоре случилась беда: «дикарь» увел оленей. Надо было немедленно уходить, без оленей зимовать невозможно. Они ушли втроем, так как Семенов и Гаркин решили остаться. Уговоры не помогли. Бегичев волновался: как они там? В марте 1913 года они с Кузнецовым возвратились на остров, но Семенова и Гаркина уже не застали в живых.

…О странствиях и жизни легендарного исследователя Таймыра Никифора Бегичева можно рассказывать бесконечно. История, изложенная выше, только одна из страниц его жизни, которая оборвалась в 1927 году на мысе Входном и долгие годы была окутана тайной: умер или убит. И все же после многочисленных комиссий, эксгумации тела Бегичева тайна мыса Входного была раскрыта: великий исследователь умер от цинги.

28 июня 1964 года останки Бегичева перевезены на Диксон и замурованы в постамент памятника, на котором застыла величественная фигура Бегичева, устремленная вперед.

Только авторизованные участники могут оставлять комментарии.
библиотека/тайна_земли_дьявола.txt · Последние изменения: 11:52 10.07.2014 — murtazaj