Диксонская Тетрадь

О Карском Граде и Его Горожанах

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


наши_люди:д:дурасов_николай_владимирович
Untitled

Дурасов Николай Владимирович

Мария РУДАКОВА. «Народ имеет право… знать свое право»

Интервью с депутатом

Николай Владимирович Дурасов родился в Архангельске 10 марта 1971 года. Спустя 3 месяца родители переехали в Диксон. Отец работал в Диксонском морском порту, мать - в Диксонской больнице. В семье, помимо Николая, воспитывалось еще четверо детей: три брата и сестра. В 1988 году Николай окончил школу, год отработал в строительной организации - Диксонское ПМК, отучился полгода в школе ДОСААФ в Канске, а в 1989 году ушел в армию. С 1989-го по 1991 год служил в армии на Севере (Новый Уренгой, Сургут). После демобилизации был принят на работу стажером в Диксонский РОВД – пошел по стопам старшего брата, который работал в милиции. После стажировки в Красноярске два года отработал в отделении охраны, при Диксонском РОВД. В 1992 году в Диксоне была создана служба занятости. Директор уезжал в Дудинку переводом, и Николаю Владимировичу предложили работу в Центре занятости. Он отработал там до 1998 года, после чего решил переехать в Дудинку. На тот момент у Николая Дурасова была семья: жена и дочь. Сын родился уже в Дудинке. С 1998 года Николай Владимирович устроился в городской Центр занятости переводом. Работал специалистом, затем главным специалистом. На период отпуска руководителя исполнял обязанности директора Центра. После окончания Академии труда и социальных отношений в Москве (а это был 2001 год) устроился на работу в Пенсионный фонд. Сначала – в качестве начальника отдела координации деятельности уполномоченных сбором. И уже в апреле 2002 года Дурасов был назначен исполняющим обязанности заместителя управляющего, а в 2003 году утвержден в этой должности. Сейчас Николай Владимирович работает заместителем начальника управления Пенсионного фонда РФ в Таймырском муниципальном районе, является депутатом Думы Таймырского района.

- Николай Владимирович, получается, еще во время работы на Диксоне, когда только начинали трудиться в Центре занятости, вы взаимодействовали с людьми. Уже тогда понимали, что это - ваше?

- Да нет, наверное. Я до сих пор понимаю, что это - не мое. Но у меня это получается. Отчасти нравится. Ситуации сейчас самые разные, законодательство меняется постоянно. В определенной степени это влияет на права людей, их льготы. Правовое пространство, по мнению экспертов, за последнее десятилетие увеличилось в десятки раз. Это значит, что законов стало в десятки раз больше. В этом правовом поле люди чувствуют себя очень тяжело. Даже взять для сравнения наше пенсионное законодательство: очень сложное. Людям, чтобы сориентироваться, даже не правовую помощь получить, а просто сориентироваться, нужны специалисты, которые выслушают, поймут суть проблемы. Сегодня специалистов, умеющих слушать, очень мало. Бывают ситуации, когда людям нужна юридическая консультация, когда нужно помочь составить какой-либо документ: заявление, жалобу, исковое заявление.

- А люди чаще хотят сориентироваться или все-таки хотят получить что-то большее, чем они имеют? Мне кажется, что некоторые граждане считают, что им чего-то недодали…

- Да, много и таких вопросов. В силу специфики работы, когда бывают слишком большие потоки, специалисты Пенсионного фонда или управления социальной защиты не всегда имеют возможность уделить человеку необходимое количество времени. Соответственно, где-то что-то недосказали, где-то чего-то недопоняли… Есть такая проблема, как профессиональный сленг. Привыкая говорить на этих сложных законодательных формулировках, мы часто забываем, что человеку надо просто объяснить что-то простым человеческим языком. Есть и другая проблема. Президент Медведев уже обозначал эту чисто российскую проблему – правовой нигилизм. Практически все правоотношения регламентированы сегодня законами. Но, с одной стороны, многие люди не хотят исполнять закон: это связано с российским менталитетом. А с другой стороны, люди не желают знать закон. Они отвергают законодательство, стараясь решать вопросы по старинке, по-советски, посредством телефонного права, знакомств. Это характерно не только для Таймыра, но и для других маленьких территорий, где «все друг друга знают» и пытаются такими путями решать свои проблемы. А по большому счету, сегодня просто необходимо ориентироваться в законах, я на всех своих встречах пытаюсь людей ориентировать, что все мы, так или иначе, должны быть, своего рода, юристами. Знание законов непосредственно влияет на качество нашей жизни. Для того чтобы сегодня нормально себя ощущать в этой жизни, нужно знать закон о медицинском обслуживании, об образовании - если дети учатся в школе, о ЖКХ, то есть все законы, которые, так или иначе, сопряжены с нашей жизнью. У нас же большая часть населения эти законы отторгает.

- Как вы думаете, почему?

- Потому что недалеко мы ушли от советского государства, которое нас, в свою очередь, «избаловало» своей опекой. От самого рождения до самой смерти государство нас сопровождало. И мы особо не озадачивались по поводу работы, пенсий, проблем ЖКХ. Тогда все было одинаковым у всех: зарплата, цена на продукты, бесплатное образование, отношение к жизни: «Нам должны!»… Сейчас и работу никто не обязан предоставлять, и с ребенком никто бесплатно нянчиться не будет, и отпуск никто за сотрудника планировать не станет. Во времена СССР все было организованно. Сейчас наша жизнь полностью зависит от наших решений, нашего отношения к тем или иным вопросам. Несмотря на то, что государство социально ориентированное и законов много принято в этой сфере, реализовать эти законы и права людям очень сложно. Особенно в глубинке. Ко мне на прием приходят люди с разными проблемами: кому-то из них нужен совет, кому-то нужно просто «спустить пар».

- Они к вам приходят как к сотруднику Пенсионного фонда или как к депутату?

- А у меня сегодня все перемешалось. С 2001 года я работаю по совместительству юристом Таймырского центра социального обслуживания. Ко мне на прием приходят и как к депутату, и как к юристу, и как к сотруднику Пенсионного фонда. Обращаются по разным вопросам: и по социальным выплатам, и по жилищному законодательству, и по трудовым спорам.

Например, вопрос с жилищными субсидиями, который имел место на протяжении всего 2008 года. Ни для кого не секрет, что сегодня в базе «Таймырбыта» зарегистрировано очень много «мертвых душ». В силу своей доверчивости, непонимания люди прописывали знакомых, родственников в своих квартирах. Сколько ко мне обращалось граждан: живет один, прописано пять, и начисление идет на пятерых. И если это одиноко проживающий пенсионер, то в такой ситуации он не может реализовать свое право на жилищную субсидию. Вот и росли долги до 200-300 тысяч. «Таймырбыт» отказывает снимать с регистрационного учета прописанных граждан без заявлений самих зарегистрированных. Несмотря на то, что люди давно не проживают на данной жилплощади, не оплачивают коммунальные услуги, их не снимают с регистрационного учета. Порядка 20-30 дел у меня прошло по этому вопросу. Я помогал составлять исковые заявления людям, они через суд снимали с учета «мертвые души», и, соответственно, у них появлялось право на жилищную субсидию.

Много людей обращается по вопросам трудовых правоотношений. Сегодня в городе проживает немало людей, уволенных незаконно. Это бывшие сотрудники коммерческих и бюджетных предприятий Таймыра. Людей просто незаконно увольняли, лишали положенных им выплат, компенсаций. Куда им идти? Бесплатной юридической службы на Таймыре нет, идут ко мне. Сегодня обратиться к адвокату – это, как минимум, тысяча, две-три. Для малообеспеченной категории граждан это проблема.

- И вы никому не отказываете?

- Никому не отказываю. Конечно, сегодня объемы этой работы немалые, зарплата мизерная: во-первых, полставки, а во-вторых, по совместительству. Но, учитывая, что бесплатной юридической службы у нас нет, бросить это, с моей стороны, было бы не совсем правильно, особенно в свете того, что я - депутат районной Думы.

Я чувствую, что этот объем возрастает с каждым днем. Но пока нахожу возможность как-то «выруливать». Если в 2001 году было около 20-30 обращений в год, то в прошлом году ко мне поступило более 200 обращений. Для 50 граждан я составлял все необходимые документы. Есть очень хорошие результаты, выигранные дела. Люди восстанавливались на работе, отстаивали оплату больничного листа, выигрывали дела по социальным выплатам.

Сейчас занимаюсь двумя делами, веду их в суде. Два бывших заключенных, проживавших в Дудинке, были осуждены, отбыли наказание, вернулись в Дудинку. За тот период, пока они отбывали наказание, их сняли с учета в общежитии. Фактически люди остались на улице. Они обратились в администрацию с просьбой предоставить им койко-места в общежитии и зарегистрировать. Администрация, ссылаясь на Жилищный кодекс, отказала. Отказала обоснованно. Обращение в прокуратуру также не принесло результатов. Решить ситуацию можно только через суд, чем я на данный момент и занимаюсь.

В Пенсионном фонде я веду прием только по пенсионным вопросам, в Центре социального обслуживания – по всем остальным. По опыту работы я знаю: не все люди пойдут в общественную приемную. Есть определенные барьеры у людей, а в Центр социального обслуживания они идут, не боясь откровенно разговаривать.

Нет вопросов, по которым бы я не консультировал. Единственное, за что не берусь, – консультации по уголовным делам. Это одна такая большая отрасль, в которой должен разбираться узкий специалист. Все семейные дела, трудовые, по гражданскому законодательству, Жилищному кодексу, налоговому и пенсионному законодательству, финансовому праву, - практически по всем этим вопросам я даю консультации.

- Что вас заставило податься в депутаты?

- На протяжении всей моей сознательной жизни, начиная со школы, было желание двигаться вперед. Я очень уважаю людей, которые не зацикливаются на чем-то одном, а пытаются жить лучше. В школе был секретарем комсомольской организации, командиром отряда «Дзержинец». И в армии тоже командовал отделением. Это такая позиция, которая сложилась с детства. В моей семье и мама, и отец ориентировали меня на то, что надо стремиться к лучшему, хорошо учиться. Депутатская деятельность для меня стала очередным этапом в жизни. Я понял, что есть вопросы, которые могу решать. Значит, надо добиваться большего.

- Многие помнят наклейки «Дурасову – ДА!» во время предвыборной кампании в Законодательное Собрание края. Это ваших рук дело?

- Нет. Это дело тех ребят, которые поддерживали кандидатуры моих претендентов. Это был такой «меткий» выстрел в мою сторону. Когда эти наклейки за ночь были расклеены на свежевыкрашенные дома, новые двери, глазки квартир и лобовые стекла машин, многие люди так и не поняли, что это элемент черного пиара. В итоге мой рейтинг значительно пострадал, а конкуренты одержали победу.

В 2005 году я был выбран депутатом Городского Собрания Дудинки, а в 2008 году - депутатом Думы Таймырского района. Мной руководило желание что-то делать для людей, а не просто сидеть и констатировать, что все плохо. Сегодня у депутатов очень мало возможностей влиять на ситуацию. Бюджет жестко регламентирован, есть определенные разделы бюджета, есть определенные направления. Все цифры уже согласованы и определены, и какие-то «переброски» практически невозможны. И возможности каким-то образом влиять на ситуацию у районной Думы нет. В окружной Думе все было несколько иначе. Депутат мог лоббировать определенные интересы, сейчас это исключено. Муниципалитеты не в лучшей ситуации оказались, и в целом, я считаю, административная реформа в стране прошла не очень успешно.

- Что для вас главнее: работа или семья?

- Конечно, семья. Жена всегда «бунтует» по этому поводу: считает, что я недостаточно времени уделяю семье. Но я стараюсь: дети растут, им необходимы общение, внимание с моей стороны. Но и работа у меня не на последнем месте.

- Вы из многодетной семьи. Почему в вашей семье всего два ребенка?

- Сравнивая, как мы росли в семье и как моя мать воспитывала нас, я пришел к выводу, что пять детей в семье – это самопожертвование для женщины. Моей мамы не стало в 50 лет. Фактически она отдала всю себя семье. Современные женщины понимают, что семьи без детей не может быть, но полностью отдавать себя семье готовы далеко не все. Я прекрасно понимаю, что такое сегодня иметь много детей. Многодетную семью создать не готов, хотя иногда очень хочется большего…

- Боитесь ли вы выхода на пенсию?

- Однозначно, нет. Рано или поздно каждый из нас выйдет на пенсию. С учетом уже новых реалий, изменившегося законодательства, своего понимания всего этого я стараюсь сделать так, чтобы у меня был до-статочный пенсионный запас, который я сейчас формирую - максимально стараюсь участвовать в накоплении своего пенсионного капитала. В 50-60 лет разве жизнь заканчивается? В 55 лет однозначно выйду на пенсию, но работу не оставлю. Конечно, сложно загадывать. Сейчас мне исполнится 38 лет. Что там будет через 17 лет?

- А вы никуда не хотите уехать из России?

- Даже и не тянет. Я русский. Патриот своей страны. Зачем я куда-то поеду? Нам, россиянам, необходимо налаживать жизнь здесь, в своей стране, а не бросать ее в нелегкое время. Сегодня каждый из нас должен быть активным, и тогда все у нас получится.

Только авторизованные участники могут оставлять комментарии.
наши_люди/д/дурасов_николай_владимирович.txt · Последние изменения: 19:55 09.07.2014 — murtazaj